Кто такие рандоннёры?

Список форумов Марафоны

Модератор: Андриано

Сообщение #1 Кулиш Василий » 7 мая 2015, 17:28

Велоспорт или велотуризм?
На эту тему в середине 90-х годов развернулись целые дискуссии, не имевшие однозначного решения… Термин, ближайший "рандоннёрству" по смыслу, - веломарафон, но он уже имело своё конкретное значение в велоспорте. Новое же название в российском велотуризме, похоже, утвердилось. Даже американцы, претендующие по привычке на первенство во всём, не нашли иного термина для этого явления.
Это не спортивный веломарафон в классическом понимании из-за слишком больших дистанций и высокой степени автономности, характерной для спортивного похода. Но это и не спортивный поход из-за гораздо более жёстких требований ко времени прохождения дистанции и не групповой, а индивидуальной ответственности. Думаю, Randonneе всё же ближе к спортивному туризму с его привычными дистанциями (от 300 до 1200 км), с относительной свободой выбора маршрута, обязательной его регистрацией и отметками прохождения на КП по заданному графику. 1200 км через десятки сёл и городов, общение с населением и коллегами-туристами - это ли не путешествие? Но уложиться необходимо в 90 часов. Трудно? Так ведь далеко не каждый турист и в "пятёрки" ходит. Будем считать: веломарафон - это уникальное туристское испытание.
Оно полезно ещё тем, что объединяет и велотуристов, и бывших велоспортсменов, и просто любителей велосипеда. Ведь не секрет, что все велотуристы происходят из "чайников". Наличие в клубе хотя бы одного "профи" ведёт у остальных к росту технических навыков, к освоению новых тактических приёмов. Стоит ли говорить, насколько свободней чувствует себя в трудном спортивном походе велотурист, прошедший школу веломарафонов. Многие руководители сложных походов 4--5 к.с. настоятельно рекомендуют участникам пройти предварительно парочку марафонов по 200--300 км.
Так чем же всё-таки являются эти веломарафоны, организацией которых занимаются более 350 клубов Европы? Мнения российских велотуристов расходились от "это совсем не наше" и "за гранью разумного" до "подобное у нас всегда существовало". А среди самих рандоннёров - от "принять безоговорочно существующие в мире правила" до "их правила для России не годятся".
В начале 90-х гг велокомиссия Туристско-спортивного союза России (ТССР) выслушала моё сообщение о марафонах велоклубов "Орион" и "Караван", о готовящейся поездке на PBP-95 без особого интереса. А в 1996 г. на чемпионате России под Екатеринбургом для желающих был организован 200-километровый марафон (правда, после закрытия чемпионата), а понятие "веломарафон" было включено в терминологию велотуристского многоборья (ВТМ). Год спустя, велокомиссия ТССР включила весь комплекс квалификационных марафонов (от 200 до 1000 км) с соответствующими нормативами в число элементов ВТМ, с возможностью получения спортивных разрядов по КМС включительно. Возможно, это случилось потому, что один из лидеров российского велотуризма 90-х годов Александр Григорьев (Екатеринбург) сам испытал себя на двух или трёх марафонах, организуемых с 1996 г. велоклубом "Урал-марафон". Однако вскоре марафоны были опять исключены из ВТМ как не укладывающиеся в его идеологию. А тем временем, российские веломарафонцы начали с 2001 года проводить ежегодный большой Всероссийский веломарафон – 1000 км, а в 2006 году состоялся первый полноценный российский супервеломарафон – «Европа-Азия - 1200 км», посвящённый 300-летию Екатеринбурга.
Главный редактор "Вольного Ветра" когда-то на моё письмо с заметкой о рандоннёрстве ответил, что это к путешествиям отношения не имеет. Я счёл аргумент вполне справедливым, прекрасно понимая профиль газеты. Мы сами в то время ломали головы над вопросами: чем же это мы занялись и нужно ли это нам? Причём городские велоспортсмены к нашим мероприятиям не проявили никакого интереса: это, мол, не велоспорт. А мы продолжали проводить марафоны и агитацию по регионам России. Однажды после 400-километрового пробега Галя Лившиц, туристка с огромнейшим стажем (более 30 походов, из них 5 или 6 "пятёрок"), сказала: "Когда я, наконец, пойму, зачем я это делаю, я, наверное, перестану ездить марафоны." Они притягивают к себе прошедших их почти так же, как и горы. Что-то есть общее - в процессе преодоления маршрута (и, главное, себя самого).
Алексей Потупин — основатель единственного в бывшем Советском Союзе музея велотуризма в г. Лозовая (Харьковской обл.), живущий ныне в Германии и поддерживающий активную связь с велотуристами посредством своих "Писем в будущее" и Вестника «Велосипедизм», похожих на небольшие журналы с многонациональным авторским коллективом - в 1998 г. прошёл в Германии все 4 квалификационных марафона, став первым украинским суперрандоннёром и организатором Клуба рандоннёров Украины. Он пишет: "Для меня лично это, безусловно, велотуризм, особое, ни на что не похожее велопутешествие, как по тяготам и лишениям, так и по духовному значению. По существу, идёт упорная борьба с усталостью тела и духа. И это очень важно, т.к. в этой борьбе рождается сильная личность. И в этом безусловная польза веломарафонов. Спорта здесь меньше, чем путешествия, ведь происходит соревнование главным образом со своими немощами. С духовной точки зрения, это одна из форм аскетизма, являющаяся благодатным путём к очищению человека от налипающих на душу земных мелочей, от суеты..."
Так спорт или туризм? Вопрос этот дискутируется и во Франции, где тоже до сих пор не пришли к единому мнению, может быть, потому, что сама постановка вопроса не вполне корректна. Тут усматривается аналогия с триадой горный туризм-альпинизм-спортивное скалолазание, где с одной стороны - высшая степень техники и мастерства, с другой - душа явления, не связанная напрямую только с технической сложностью процесса и индивидуальным мастерством. Парижский велоклуб Audax Club Parisien (в переводе - "Парижский клуб отчаянных") сформировался в 1904 г. из членов уже десятилетиями существовавшей Федерации велотуристов (FFCT). И только в последние годы она перестала отторгать увлечение своих членов движением рандоннёров, параллельно развивавшимся под эгидой ACP и переросшим в 80-х годах во всемирное движение Randonneurs Mondiaux.
Вот какую оценку явления даёт вице-президент FFCT Жоэль Брио, полагающий, что любое экстремальное испытание не может быть уложено в рамки существующих классификаций: "Важно, что это спорт бщественный, далёкий от коммерциализации профи. Можно восхищаться первыми (на "Париж-Бресте"), которые наравне со всеми платят за участие, творят чудеса и не получают за это ничего, кроме <...> цветов. В первую очередь, это личный вызов, скорее для славы и, во всяком случае, не для денег. "Париж- Брест" - великолепная возможность проверить технику и человеческую сущность, прекрасная школа как автономии, так и коллективизма. Для большинства подлинных велотуристов, находящих в этом удовольствие, это остаётся велотуризмом. Купаясь в пейзажах, общаясь в дороге с иностранными коллегами, переживая то, что является высшим выражением нашего спорта-отдыха, понимаешь, что это - настоящее путешествие."
В.А. Комочков, редакция 2014 г. На фото: рассвет на ночном марафоне, В.А. Комочков, В.Я. Осипов, Ольховская 400-ка, 1998 г
Изображение
Ростки на российской почве
Само более или менее организованное движение веломарафонцев возникло у нас в последнее десятилетие ушедшего века. Характерно, что во всех известных случаях инициатива принадлежала не спортсменам-гонщикам, а любителям-велотуристам. Членов московского клуба велотуристов "Караван" и их коллег из Балашихи и тогдашнего Ленинграда объединила идея проехать с минимальными остановками от Москвы до города на Неве. И вот с тех пор они наращивают свой опыт и актив, специализируясь на больших пробегах в быстром темпе и свободном режиме. Воронежские велотуристы ещё лет 20 назад (вопреки запретам МКК) проводили 300-километровые пробеги, чтобы уложиться в выходные и побывать на Куликовом поле. У волгоградских туристов из велоклуба "Орион" тяга к подобным "подвигам" возникла в самом конце 80-х годов. Нас тогда заинтересовал вопрос: сколько же можно реально проехать за сутки?
ВВК "Орион" в начале 90-х начал развивать контакты с мировой велотуристской общественностью. Оказалось, что "изобретённые" нами горные шестерёнки на 32 зуба, 24-часовые "кругосветки" и многое другое давным-давно существует в Европе. В 1993 г. из парижского клуба Audax Club Parisien (ACP) в Волгоград пришло письмо, в котором нам предложили участвовать в пробеге "Париж — Брест-95". Ознакомившись с правилами АСР, более десятка велотуристов ВВК "Орион" совершили пробный суточный кольцевой пробег через Камышин (около 350 км). Он оказался настолько труден, что окончательное решение о поездке во Францию было перенесено на год. В 1994 г. организовали пробную полную серию веломарафонов 200--600 км. Из 12-ти участников всю её удалось одолеть только самому молодому — 17-летнему Руслану Осипову из Волжского. Тем не менее было принято положительное решение, и мы зарегистрировались в ACP. На информацию, опубликованную в "Вольном ветре", откликнулись туристы из Москвы и Екатеринбурга. И в 1995 г. в марафоне "Париж—Брест—Париж" приняли участие 8 россиян из Волгограда, Волжского, Екатеринбурга и Москвы (велоклуб "Караван"). Сейчас движение веломарафонцев существует почти в 50 регионах России - более чем в 80 городах, насчитывая 28 клубов, около 2000 рандоннёров, и продолжает расти количественно и географически.
В.А. Комочков, редакция 2014 г. На фото: первые российские участники PBP-1995
Изображение
Изображение
На исходе века взял и ниспроверг, злого человека добрый человек.
Из гранатомета шлеп его, козла! Стало быть, добро-то посильнее зла!
Кулиш Василий M
Автор темы
Аватара
Возраст: 44
Репутация: 311 (+360/−49)
С нами: 7 лет 1 месяц
  • 4

Вернуться в Марафоны

Кто сейчас на сайте (по активности за 5 минут)

Сейчас этот форум просматривают: 3 гостя